20 Апреля 2015

Климов: Мораторий на банкротство физлиц – путь к усугублению ситуации с просрочкой по кредитам

В ОНФ начали приходить обращения граждан, обеспокоенных внесенным в конце марта законопроектом о введении трехлетнего моратория на вступление в силу нового порядка банкротства физических лиц. По мнению руководителя проекта ОНФ «За права заемщиков», депутата Госдумы Виктора Климова, мораторий на банкротство физических лиц приведет к усугублению ситуации с просрочкой по кредитам.

Новый порядок банкротства физлиц, позволяющий должнику через суд избавиться от задолженности, которую он не может погасить, должен вступить в силу с 1 июля.

Однако пояснительная записка к законопроекту о моратории на вступление в силу реабилитационных процедур в отношении заемщиков начинается с аргументации, что «многие заемщики оказались неспособными погасить свои кредитные обязательства из-за неквалифицированных действий самих банков». Дальнейшая логика данного аргумента, по всей видимости, должна подразумевать призыв к банкам «простить» все плохие долги (правда, вкладчики при таком раскладе тоже должны будут проститься со своими депозитами, иначе как банки смогут их выплачивать?).

При этом очевидно, что успешно работающий во всем мире институт частного банкротства – это зарекомендовавший себя инструмент, который позволяет должнику не оставаться таковым вечно, а начать свою жизнь с чистого листа. Этот институт, по сути, должен был появиться в России уже очень давно, одновременно с развитием потребительского кредитования, но по ряду причин только усугубившаяся экономическая ситуация и усилия его авторов (и соавторов) подтолкнули сроки вступления в силу.

Механизм банкротства некоторые представляют как некое наказание для граждан, описывая его как «трудоемкую, затратную, мощную бюрократическую надстройку» и даже «драконовскую процедуру», при этом забывая, что проблема с ростом просрочки по кредитам физлиц в стране приобретает всё более острый характер и решается сейчас «беспределом» коллекторов, которые вынуждают и без закона о банкротстве продавать свое имущество и при этом так и не рассчитаться с долгами окончательно. Именно банкротство является цивилизованным «аварийным выходом», который обеспечивает защиту должника и списание его долгов после прохождения необходимых процедур. Естественно, оно не является приятным и безболезненным, это крайняя мера, при которой продается всё имущество за исключением того, что описано в Гражданском процессуальным кодексе (ГПК) (например, единственное жилье). Сторонники «моратория» сетуют в пояснительной записке на то, что если единственное жилье находится в залоге у банка, то огромное количество людей может оказаться на улице, и это в то время, когда возможность банка изъять ипотечное жилье в случае неоплаты кредита является основой ипотечного кредитования как такового. Если бы залоговое жилье нельзя было истребовать, то ипотека в стране просто не смогла бы заработать, став, таким образом, способом купить квартиру для миллионов россиян.

«Размер просроченной задолженности по кредитам физлиц свыше девяноста дней стремительно приближается к отметке в 1 трлн руб., и темпы роста вызывают опасение, – говорит автор поправок к закону о банкротстве физлиц Виктор Климов. – По факту институт банкротства работает прежде всего на граждан, недаром банки так долго лоббировали его отсрочку. Человек, не имея возможности рассчитаться по своему кредиту, может самостоятельно инициировать процедуру банкротства, причем для заемщиков минимальная сумма не определена, и суд вынесет решение об обоснованности данной процедуры».

Климов отметил, что авторы законопроекта о моратории указывают на значительные затраты государства на судебные издержки и лицензирование финансовых управляющих, но это, по его мнению, необходимые затраты, «Банкротство частных лиц существует во всем мире, и Россия не должна быть исключением, особенно во время экономического спада, сокращения числа рабочих мест и падения уровня жизни, а соответственно, и возможности граждан исполнять свои кредитные обязательства.  Анекдотичность ситуации состоит в том, что экономический кризис приводится как аргумент в пользу трехлетней отсрочки, в то время как ситуация является кардинально противоположной – именно из-за кризиса институт банкротства физлиц должен заработать как можно скорее. Я считаю данную инициативу проявлением некомпетентности, и подобные шаги вызывают беспокойство со стороны правозащитных организаций в регионах страны. Это просто популизм, который не следует рассматривать всерьез», – подчеркнул Климов.