22 Февраля 2018
Источник kp.ru

Взял взаймы — отдай квартиру: Как латвийские бизнесмены у москвичей жилье отбирали

26 февраля в подмосковной Лобне судебные приставы будут выселять из квартиры семью с четырьмя детьми. Оказаться на улице могут еще десятки жителей Москвы и области, ставшие жертвами ООО «Международное кредитное бюро», у которого рискнули взять взаймы. Как минимум 130 семей — бывших клиентов этой организации — уже лишились квартир. Причем абсолютно законно, через суд. По сути, это новая, практически беспроигрышная схема отъема жилья. «КП» разбиралась, как такое оказалось возможным.

400 ТЫСЯЧ РУБЛЕЙ — БРОКЕРАМ

Три года длилась тяжба Юлии Стариковой с МКБ — аббревиатура организации совпадает с названием известного банка, что вводит многих в заблуждение. Вердикт: семью выселить, долг признать законным. Квартира, оцененная более чем в 5 млн. руб., полностью ушла в счет погашения займа размером в 2 млн. руб.

А началось с того, что Юля устала ютиться с мамой, мужем и 4 детьми. Собрала семья все свои сбережения, одолжили еще у родни — и купили в конце 2012 года двушку в подмосковной Лобне. За 4 млн. руб. Новостройка. Без отделки. Зато 60 квадратов, просторная кухня.

— Сейчас думаю: лучше бы так в голых стенах и жили! — чуть не плачет Юля. — Решили взять кредит — на ремонт и новую мебель. Банки отказывали — у мужа 50 — 60 тыс. руб. выходит. А я не работаю. Маловат доход, говорят... А нужно было 2 млн. руб.

— Не много ли? — удивляюсь.

— Так из них почти 400 тыс. руб. надо было отдать брокерам, — оправдывается Юля.

Оказывается, в поисках кредита она набрела на некую фирму «Вистэл-консалтинг». Они-то и привели женщину в МКБ, кредитующее под залог недвижимости. А заодно выправили Юле справку о зарплате 120 тыс. руб. в месяц.

— Да не может эта услуга столько стоить! — снова удивляюсь Юлиной, скажем так, сговорчивости. Та в ответ тяжело вздыхает...

НАСТОЯЩИЕ ФОКУСЫ

Офис МКБ — на Цветном бульваре, 11, стр. 6. Как раз рядом с цирком. Встретили Юлю как родную. Анкету дали заполнить — а там вопрос: есть ли среди родственников депутаты, судьи, сотрудники полиции. Нет, ответила Юля. Финансисты облегченно вздохнули, напоили женщину кофе и составили предварительный договор займа 2 млн. руб. под 24% годовых. На 10 лет. Нормально, решила женщина, вытяну. И отдала своим «благодетелям» оригиналы документов на квартиру в Лобне. А заодно и доверенность на регистрацию ее в качестве залога в Росреестре.

Однако, когда через несколько дней приехала подписывать окончательный документ, сумма уже стояла в долларах — почти 69 тыс.

— Спрашиваю: а при чем тут доллары? Мне говорят: «Не обращайте внимания — платить будете в рублях». И срок уже не 10 лет, а 3 года. «Не переживайте, продлим», — успокаивали в офисе. Почуяв неладное, я хотела отказаться. А они: «Тогда платите неустойку — полмиллиона рублей. Иначе документы не отдадим».

Ей бы послать их куда подальше, развернуться и уйти. Пусть подавали бы в суд. Никто не заставил бы ее платить, если условия окончательного договора не совпадают с тем, что было в предварительном. Документы остались у «партнеров»? Можно через полицию их вернуть или просто дубликат выписать. А доверенность — отозвать.

Но Юля ничего этого не знала. Да и уплаченный немалый гонорар брокерам никто не вернет. Не видя выхода, подписала.

Хотела погасить часть займа материнским капиталом.

— Мне полагалось примерно 400 тысяч рублей, — рассказывает Старикова. — Пошла в отделение Пенсионного фонда, объяснила ситуацию. Мне ответили, что выдадут. Только нужно выполнить два условия. Первое — представить в ПФ подлинник свидетельства о собственности на квартиру. Представитель МКБ ездил со мной и предъявил его. Сотрудница фонда выдала нам бланки, другие документы. Этот из МКБ их схватил быстро и себе положил вместе со свидетельством: не переживайте, говорит, пусть все будет в одних руках. А второе условие — я должна была подписать у нотариуса обязательство, что ребенок получит долю в этой квартире. Там тоже надо было предъявить свидетельство о собственности.

Разумеется, на то, чтобы у квартиры появился еще один собственник, да еще и несовершеннолетний, в МКБ пойти не могли. Напрямую, по словам Юлии, не отказывали, но месяцами «кормили завтраками», под благовидными предлогами откладывая поход к нотариусу.

Ежемесячно исправно платила по 40 тыс. руб. — как было записано в графике погашения задолженности.

— Но однажды, в ноябре 2013 года, раздался звонок в дверь, — продолжает Юлия. — Мне вручают письмо, что я должна $12 тыс. Откуда?! Я же платила вовремя! «Считает компьютер, он не ошибается. Но не переживайте, сделаем реструктуризацию».

Юля приехала в офис, и ее начали обрабатывать.

— Замгендиректора Александр Сидоренко стал на меня орать! А другой менеджер подсунул бумагу и так миролюбиво говорит: «Подписывайте лучше заявление на реструктуризацию долга». Вся в слезах подписываю...

С НОВЫМ ДОЛГОМ!

И вот новый документ. Только не реструктуризация, а новый долг. Теперь за Юлией уже... 3,5 млн. руб. Или по тогдашнему курсу более $108 тыс. Как заем из 2 млн. руб., притом что часть его уже выплачена, мог вырасти почти в два раза — Юле непонятно. Расчета, по ее словам, не представили.

Впрочем, обоснованно завысили или нет — это уже значения не имеет. Ни Лобненский, ни Мособлсуд нарушений не увидели. Вот договор, вот подписи сторон. А как пришли к этим условиям — уже не важно.

— Судья говорит: «Вас что, под пистолетом заставили?» — жалуется Юлия.

Да, в решении суда так и записано: «Доказательств, подтверждающих факт понуждения истца к заключению договора займа, не представлено».

ПРОЩАЙ, КВАРТИРА

Новый ежемесячный платеж — уже в 81 тыс. руб. — женщина смогла отдать только однажды. И к ней опять пришли: «Ваш долг заплатит „Мосаренда“, а вы перепишите на них квартиру. Можете в ней жить и постепенно выкупать. На льготных условиях».

Далеко ходить не надо: ООО «Мосаренда» — на том же этаже. МКБ направляет к ним своих клиентов. Просрочил платеж — выкуп прекращается. Позже Юля попытается оспорить сделку — без шансов. «Находясь в здравом уме и твердой памяти, действуя добровольно», — подписано ею в договоре купли-продажи.

Оценили двушку как раз под сумму задолженности, которую к тому моменту насчитало МКБ, — получилось уже 5,1 млн. руб., тысяч на 300 меньше рыночной цены.

Получив квартиру, «Мосаренда» тут же ее сбрасывает: мало ли, вдруг суд все-таки признает сделку незаконной и вернет жилье Стариковой? Новым владельцем стал некий Иван Маргулис.

По документам он купил ее за те же 5,1 млн. руб. (чтобы «Мосаренде» не платить налог на прибыль). Но на деле в таких ситуациях между своими деньги вообще не ходят. Маргулис ведь, надо полагать, не с улицы человек. И теперь с судебным решением на руках он выселяет Юлию из ее бывшей квартиры.

ПОТЕРПЕВШИЕ ОБЪЕДИНИЛИСЬ

— Судя по действиям МКБ, основная их цель — отъем квартир, — говорит Виктория Сальваторе, координатор потерпевших от деятельности МКБ. — Нам удалось добыть их базу данных. Оказалось, из 250 клиентов, получавших займы, 130 уже лишились жилья.

Но, возможно, пострадавших больше: в открытых источниках есть информация, что из 750 клиентов без жилья остались 500.

Примерно год назад около 40 «лишенцев» объединились, чтобы противостоять МКБ. Устраивают пикеты, обращаются в правоохранительные и властные структуры. Иногда физически не дают приставам выселять бывших собственников. Как это было в ноябре прошлого года, когда приставы уже приходили к Стариковым. Собираются и в этот раз отстоять Юлию с детьми.

А ТЕМ ВРЕМЕНЕМ...

Прокурор добавил

Сейчас в отношении руководителей ООО «Международное кредитное бюро» ведется доследственная проверка: нет ли с их стороны мошенничества. Столичная полиция несколько раз отказывала пострадавшим от МКБ в возбуждении уголовного дела. Однако те обращались в Мосгорпрокуратуру, требуя возобновить расследование. В январе нынешнего года было отменено очередное постановление об отказе.

«Материал возвращен в подразделение полиции для организации дополнительной проверки, которая до настоящего времени еще не завершена», — говорится в прокурорском ответе. А еще там написано, что должностные лица полиции ЦАО, отказавшие в возбуждении уголовного дела, привлечены к дисциплинарной ответственности.

ДОЗНАНИЕ «КП»

Четверо детей? Не помню...

Нам удалось дозвониться до гендиректора ООО «МКБ» Александра Сидоренко.

— Поясните, как долг Юлии Стариковой вдруг вырос с 2 млн. рублей до 3,5 млн.? Притом что она платила строго по графику.

— Был скачок валютного курса...

— Скачок произошел летом 2014-го, а вы ей повысили в 2013 году.

— Ну кризис потом тоже сказался... Мы занимали в Риетуму Банке валюту и валюту должны были отдавать. Мы же не можем бесконечно входить в положение клиентов. Поэтому вынуждены были обратиться в суд.

— Подождите, Старикова исправно платила по графику. И вдруг долг...

— Значит, были основания.

— Говорят, вы оказывали психологическое давление на клиентов.

— Нет, конечно. У нас же ведется видеосъемка, это легко проверить.

— Вы храните записи с 2013 года? Обычно хранят месяц, от силы полгода. А вы вообще помните Старикову? Лобня, четверо детей...

— Наверное, нет. Знаете, мы всегда предлагали людям выход. Но некоторые считают, что можно взять в долг и не отдать. Нормальные заемщики либо находили деньги, либо продавали недвижимость, чтобы расплатиться. У нас было изначальное условие, чтобы не были прописаны дети и пенсионеры. А сейчас некоторые пытаются взывать к обществу, что их с детьми выселяют. В судах проиграли, теперь остается общественное мнение и бесплатная полиция. Написали уже 200 заявлений. Парализовали работу...

— Не боитесь обвинений в мошенничестве?

— Мы готовы дать пояснения по каждому конкретному случаю. Плотно общаемся с правоохранительными органами. Это длится с 2014 года, и нам ничего не могут предъявить.

— Ваши заемщики говорят, что сначала вы составляли предварительный договор в рублях на 10 лет и не отдавали экземпляр клиенту. А при окончательном подписании оказывалось, что договор — на 3 года и в долларах. Была такая подмена?

— Про предварительный договор — это просто слова. Может, эти люди сговорились, почему все должны им верить? Но мы готовы урегулировать вопросы, даже если были судебные решения в нашу пользу.

КОММЕНТАРИИ ЭКСПЕРТОВ

«Скоро эту лазейку прикроют»

Ситуацию комментирует Виктор Климов, руководитель проекта ОНФ «За права заемщиков»:

— После многочисленных жалоб о нарушениях ООО «Международное кредитное бюро» было исключено ЦБ из реестра микрофинансовых организаций (как сообщили «КП» в Центробанке, МКБ состояло в реестре с 25.10.2011 по 9.01.2017. — Ред.). Но взыскивать долги по уже заключенным договорам займа, требовать проценты закон не запрещает. Более того, даже если не являющаяся кредитной организация предоставляет заем, то суд признает за ней все права по взысканию долга с процентами. Если она ведет кредитную деятельность системно, то прокуратура может наложить штраф 500 тыс. руб., но не запретить собирать долги с процентами. Но скоро эту лазейку прикроют. На Госсовете в апреле 2017 года Владимир Путин дал поручение законодательно запретить взыскивать процент по долгам, выданным нелегальным кредитором. Минфин и ЦБ пока только этот законопроект прорабатывают. И готовится еще одна мера: при повторном нарушении нелегальному кредитору будет положен уже не штраф, а уголовная ответственность.

«С такой схемой отъема квартир правоохранительные органы еще не сталкивались»

— Считаю, что в действиях МКБ содержатся признаки мошенничества, — заявила «КП» бывший следователь, а ныне адвокат Елена Калиничева, представляющая интересы нескольких пострадавших от МКБ. — Схема направлена именно на отъем квартиры. Клиента вводят в заблуждение, повышая в его глазах свой статус, — на сайте МКБ размещалась информация о предоставлении кредитов (сайт уже закрыт, но у нас есть нотариально заверенный скриншот). Это важно: кредиты имеют право предоставлять только банки. МКБ банком не являлось.

На сайте был рублевый, а не долларовый калькулятор погашения займа. Нигде не указывалось, что заем может быть валютным. Предварительный договор — тоже рублевый, сроком на 10 лет. Но основной договор — уже не рублевый, а валютный, и не на 10 лет, а на 3 года. Несовпадение условий — еще одно нарушение. Если клиент отказывается от займа, ему напоминают, что предварительный договор содержит пункт о штрафе за отказ. Этот пункт незаконен. Потому что договор займа начинает действовать только с момента получения займа: до этого человек может отказаться от займа, даже если подписаны некие бумаги. Но многие не знают этих тонкостей — МКБ вводит людей в заблуждение.

Одно из главных положений в работе кредитных организаций — возвратность денег. МКБ же, наоборот, обеспечивало именно невозвратность. Каждый последующий договор заключался на сумму, большую чем предыдущий. Человека подводили к ситуации, когда он в счет необоснованно увеличенного долга отдавал квартиру: сколько ни плати, жилье все равно потеряешь.

Работает хорошо отлаженная схема. У каждого участника — своя задача. Действуют одни и те же аффилированные структуры и физические лица, на которые производился выкуп квартир.

Все эти доводы были представлены в УВД по ЦАО, там проводится проверка, материалы на контроле у руководства главка. Дело сложное, с такой схемой отъема квартир правоохранительные органы еще не сталкивались, практика не наработана.

— Если будет признано мошенничество, то судебные решения могут быть отменены, — говорит адвокат Калиничева. — - Главное, чтобы полиция не затянула, иначе квартиры могут быть несколько раз перепроданы и вернуть пострадавшим квартиры будет намного сложнее.

«Подпись ваша стоит? Тогда до свидания!»

Вот как прокомментировал ситуацию юрист Общества защиты прав потребителей Сергей Емельянов:

— Таких историй множество. Например, известный банк рекламирует кредиты под 17%, а на деле выдает под 30%. Нам жаловались: нельзя ли воздействовать, чтобы не обманывали в рекламе? В рамках действующего законодательства — нельзя. Надо внимательно читать договор. Суды исходят из того, что стороны ставят свои подписи добровольно, если не будет доказано обратное. Многие считают так: подпишу, а если что, в суде скажу, что на меня давили, я не понимал, что делаю. Не выйдет. Подпись стоит? До свидания. Невнимательно читали? А кто мешал читать внимательно?

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Что такое МКБ

ООО «Международное кредитное бюро» создали в 2011 г. жители Латвии. Руководителями стали Сергейс Маликовс (позже часть своей доли он передал Валерийсу Андреевсу), Андис Анспокс и Александр Сидоренко. Гендиректором до 2016 года был Маликовс, сейчас — Сидоренко. По данным из открытых источников, стартовым капиталом для бизнеса по выдаче займов стали 440 млн. руб., предоставленные организации крупным латвийским Риетуму Банком.

Сейчас МКБ, которое пострадавшие от его действий расшифровывают «Мы квартирами берем», прекратило выдачу займов. Но дело их живет. Бывший сотрудник МКБ Илья Красневский стал соучредителем и главой ООО «Вестбэнк». Которое также занимается выдачей займов под залог недвижимости в Москве и Подмосковье.